Путешествие между мирами | MissNorton1990

Авторский архив текстов
 
ФорумФорум  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ВходВход  

 

 Дипломат. Миссия вне Риддла

Перейти вниз 
АвторСообщение
MissNorton1990
Admin
Admin
MissNorton1990


Сообщения : 208
Дата регистрации : 2015-06-19
Возраст : 11
Откуда : Элтрисиль

Дипломат. Миссия вне Риддла Empty
СообщениеТема: Дипломат. Миссия вне Риддла   Дипломат. Миссия вне Риддла I_icon_minitimeПн 28 Мар 2022 - 17:53

Фанфик ориджинал, с персонажами, взятыми из фендомов Питер Капальди, Мишель Гомес, Кристофер Уокен

Рейтинг:  PG-13
Жанры: Гет
Метки:


Рассказ повествует историю Кальтэриса Вильвари - двоюродного брата Михаэля Нортона. В нем показаны стертые из памяти персонажа воспоминания об одной из дипломатических миссий, во время которой наш герой впервые познакомился со своей супругой.


Последний раз редактировалось: MissNorton1990 (Пн 28 Мар 2022 - 20:04), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
https://vk.com/riddle_2015_book
MissNorton1990
Admin
Admin
MissNorton1990


Сообщения : 208
Дата регистрации : 2015-06-19
Возраст : 11
Откуда : Элтрисиль

Дипломат. Миссия вне Риддла Empty
СообщениеТема: Дипломат. Миссия вне Риддла (продолжение)   Дипломат. Миссия вне Риддла I_icon_minitimeПн 28 Мар 2022 - 18:34

Дипломат. Миссия вне Риддла




Не одна из имеющихся во вселенной библиотек не способна уместить в себе разнообразное множество историй каждой живущей когда-либо клетки. Именно по этой причине в летописях Риддла и не хранится персональная информация о жизненном пути каждого, кто обитает или однажды проживал на острове. Но повествования всех этих историй способна хранить живая память, существующая здесь и сейчас. Она является первоисточником фиксирования всякого события, любого знания. Конечно же, это не всегда надежный инструмент, но только он может без помощи каких либо устройств запечатлеть то или иное беспрерывное течение жизни.
Этот рассказ, как не странно, остался в памяти вовсе не у тех, кто видел все своими глазами. Он отпечатался в голове особы, которая наоборот должна была стереть эту историю из воспоминаний. Это было условием Совета Старейшин Ордена Риддла. Касалось оно непосредственного члена этой тайной организации, самостоятельно принявшего решение, действий к которому не было прописано ни в одном из протоколов Ордена. После долгих разбирательств довольно нестандартной ситуации, высшим Советом была принята определенная резолюция, которая по уставу являлась вердиктом и приказом. И исполнение данного распоряжения поручили одному из высших по рангу представителей Ордена Риддла, а именно канортэру Габриэлю. Этот могущественный чародей хранил в те времена множество великих тайн, связанных не только с его миром. И, казалось бы, для него исполнить приказание Совета Старейшин не составило бы особого труда. Тогда бы впредь больше никто и никогда не узнал о событиях, которые довелось пережить в чужом для себя мире одному из посланников Риддла. Но хоть по долгу службы Габриэль и исполнил приказ, прошедшая через его голову чужая история надолго задержалась в памяти. Той самой живой памяти, которая существует здесь и сейчас. И хранила она воспоминания представителя миротворческой миссии Ордена – Кальтэриса Вильвари.
Работа членов дипломатических ячеек организации зачастую заключалась в разрешении всевозможных спорных и конфликтных моментов. Эта составляющая часть Ордена действовала не только на территории острова, но и за его пределами. Поэтому очень часто те, кто сумел раскрыть в себе талант к дипломатии, путешествовали по мирам с различными миссиями. Вильвари был именно одним из них. Принадлежность к тайной организации Риддла юноша получил по наследственному преемству от матери. Работа в Ордене довольно рано помогла ему обнаружить в себе дар дипломата. Спустя совсем немного времени, зарекомендовав себя хорошим парламентером, молодой человек уже получал более серьезные задания от руководящих чинов. Именно с тех пор служба и обязала его к постоянным межпортальным путешествиям из мира в мир. Это стало призванием, было частью клятвы, которую дает каждое существо, принимающее на свое тело знак Ордена Риддла и присягающее служить ему. День за днем, период за периодом каждая новая миссия оттачивала навыки юноши. Чародей сильнее раскрывал свой талант и накапливал уже имеющийся опыт. И каждая новая личная ступень, по которой поднимался молодой волшебник, обладающий способностями к ведению переговоров, обязательно возлагала на его плечи определенный груз ответственности. Именно поэтому Кальтэрис всегда подходил к своей работе очень скрупулезно. Любая ошибка или неудача воспринималась мужчиной, как нечто ужасное и недопустимое. Он просто не позволял себе совершать промахи, за что в Ордене числился на особом счету. С течением времени наш герой приобрел негласный статус мастера своего ремесла и считался одним из лучших дипломатов Ордена Риддла. Несложно догадаться, что из-за этого, когда в каких-либо критических или безвыходных ситуациях все же случались неудачи, Вильвари невероятно сильно переживал по этому поводу. Воспоминания таких дней являлись сродни эмоциям, которые чародей несколько раз пережил на Риддле. Речь шла о черных полосах жизни, когда нашему герою в очередной раз сообщали о потере того или иного члена семьи. Где-то внутри себя мужчина мысленно сравнивал эти ощущения с ударами по голове. Еще с малых детских лет, рано оставшись без отца, Кальтэрис очень дорожил каждым родным человеком. В первую очередь это была мать, родной дядя и двоюродный брат Михаэль. Позже, когда мальчики повзрослели, и у брата появилась своя семья, Вильвари привязался к супруге Михаэля и его маленькой дочке. Самым первым ударом для молодого волшебника, конечно же, была потеря матери. Он очень тяжело воспринял это известие, вернувшись однажды домой после очередной законченной миссии. Следующим потрясением для дипломата оказалась новость об исчезновении супруги двоюродного брата. Женщина служила в одной из смежных ячеек Ордена, и попросту не вернулась из очередного задания. Ее имя надолго записали в списки пропавших без вести. Когда спустя немного времени скончался родной дядя, Кальтэрис думал, что сойдет с ума. Брат матери всецело заменял нашему герою отца, поэтому и эта весть оказалась невероятно болезненной. Каждое из этих событий усугублялось для нашего молодого парламентера еще и тем, что узнавал он обо всем этом уже спустя какое-то время. Не смея изменять данным Ордену клятвам, Вильвари продолжал постоянно путешествовать. И словно нарочно, когда он находился в долгих командировках, отсутствуя дома, в его семье случалась та или иная трагедия. По понятным причинам наш герой переживал эмоциональное потрясение вдвойне. Во-первых, узнавать такие тяжелые новости всегда нелегко, особенно если существует сильная связь и привязанность. Во-вторых, обстоятельства и характер работы мужчины непреднамеренно сковывали его, не давая возможности прервать то или иное путешествие. Из-за этого Кальтэрис ощущал себя беспомощным и испытывал некоторое чувство вины перед теми, с кем он уже никогда не сможет попрощаться и увидеться в последний раз.
Возвращаясь к теме об отношении дипломата к своим служебным неудачам, Вильвари, в первую очередь, опирался на собственный жизненный опыт. Анализируя проваленное задание, наш герой пытался проводить черту сравнения. Он сопоставлял свои переживания с теми эмоциями, которые впоследствии могли бы испытать существа, изначально связанные с миссией, о которой шла речь. Ведь часто дела Ордена касались событий, от которых непосредственно зависели чьи-то жизни. Мужчина сразу же представлял, как почувствуют себя в той или иной ситуации создания мира, в котором он побывал. Будут ли они огорчены, если, к примеру, потеряют родное по крови существо, или будут напуганы, узнав, что кто-то погиб или что-то разрушено? Он думал обо всех действиях, которые можно было бы изменить иным исходом его неудавшегося задания. Какие были бы последствия, если бы все произошло по-другому? Все это даже сильнее, чем личная репутация, влияли на оценивание подобных ситуаций нашим героем. И, разумеется, из-за этого он так сильно и не любил близкие к этим воспоминания.
История, которую Габриэль практически стер из памяти нашего парламентера, относилась к категории именно тех, о которых Кальтэрис действительно хотел бы не вспоминать. И дело было вовсе не в проваленной миссии и самовольных действиях, запрещенных в Ордене высшим Советом. Причина заключалась в том, что это были довольно страшные для Вильвари воспоминания, полные ужаса и боли. Именно тогда, впервые за время всей дипломатической службы, его жизнь подверглась серьезной опасности. Случившиеся в те дни события были непредсказуемы и казались уже потом очень опрометчивыми. Но мужчина на протяжении своей жизни ни разу не пожалел о решениях, которые принимал в ту пору самостоятельно. Ведь это не только помогло ему в очередной раз вернуться домой, но и изменило начертание его личной линии судьбы.
Тихие очерки воспоминаний нашего персонажа, которые почти в полной мере поселились уже в голове канортэра Ордена Риддла, брали свое начало в разделенном на государства мире. Судя по всему, Габриэль был очень хорошо знаком с теми местами, раз в качестве напоминания решил оставить в мыслях Вильвари лишь одно четко произнесенное слово. Хотя оно никак не было связанно с землями, где на самом деле пережил свои приключения дипломат. Так же, как оно и не имело никакого значения в общем, ведь при отсутствии в памяти событий практически сразу же теряло свой смысл. Объяснялся этот поступок просто – чародей оставил это название, как идентификатор, который в случае необходимости сможет пригодиться более знающим особам. Словом из выбранных воспоминаний, оставленных Габриэлем в качестве определительного признака, являлось название земель – Шотландия. По нему сведущие могли легко догадаться, что следы той или иной заинтересовавшей их ниточки стоит искать в мире, название которому – Земля. Но как уже говорилось, история нашего миротворца с Риддла не была связана с Шотландией. Она развернулась на другой территории того немаленького и разнообразного мира.
С самого начала своей очередной миссии Кальтэрис был неспокоен. Предварительно оценивая полученные данные перед началом путешествия, наш герой уже предполагал, что переговоры будут сложными. Его направляли улаживать очередной конфликт. За долгое время своей службы дипломатом, это был не первый случай, когда мужчине предстояло разрешить подобную ситуацию. Задачи были не новыми и не должны были напугать представителя Риддла сложностью. Касательно своей работы Вильвари в достаточной мере умел контролировать себя. Но именно в те дни жизни у нашего героя была сильная эмоциональная перегрузка. Не прошло еще и трети периода летоисчисления на острове с того момента, как в дом дипломата снова постучалось горе. Без явных признаков болезни, довольно внезапно и скоропостижно скончался двоюродный брат Кальтэриса – Михаэль. Пытаясь поддержать свою юную племянницу, оставшуюся одну с малолетней названой сестренкой на руках, мужчина попросил Орден предоставить ему вынужденную отсрочку по службе. Вильвари на какое-то время вернулся в дом своих родителей, чтобы помочь девочке справится со всеми делами, внезапно свалившимися на ее бедную голову. Ведь с воспитанием младшей сестры, Михаэль оставил в наследство своей дочери преемственное членство в Ордене Риддла, да еще и волшебную школу, которая была организована в именном поместье. Необходимо было решать дальнейшую судьбу образовательного заведения. Помимо всего прочего, в первую очередь определялось будущее осиротевшей семьи Нортона.
По своим внешним характеристикам наш герой отличался довольно высоким ростом и худощавым телосложением. И вновь случившаяся семейная трагедия никак не смогла обойти стороной его физическое здоровье. За время, проведенное в доме со своими племянницами, наш мастер слова, казалось, стал выглядеть еще более стройным. На лице проявились явные глубокие морщины, что в сочетании с его собственным серебристо-пепельным цветом волос внешне очень сильно прибавило мужчине возраста. Для Риддла разнообразие цвета глаз, волос и даже иногда цвета кожи являлось привычной нормой. Но даже здесь присутствовали особи, цвет волос которых со временем менялся естественным путем. Поэтому столь резкие внешние изменения нашего персонажа логично могли сбить с толку существ, которые увидели бы его впервые. Родной цвет волос дипломата, который являлся непривычным для некоторых миров, легко можно было спутать с сединой.
Моральная неустойчивость и перерыв в работе в несколько месяцев заставили нашего героя поволноваться перед грядущим заданием. Не так часто, на самом деле, ему приходилось разрешать подобные, довольно сложные и спорные ситуации, а тут еще и очередной личный траур. Было очень сложно сконцентрировать мысли и привести ум в порядок. Но с другой стороны, как бы эгоистично это не звучало, будущее задание Ордена должно было стать для Вильвари неким освобождением от домашних дел, к которым, как оказалось, изначально мужчина вовсе не был готов. Для нашего миротворца кочевой образ жизни из-за специфической работы был более привычен, чем оседлый и семейный. И это непосредственно повлияло на стечение обстоятельств, в которых оказался Кальтэрис, переехав в дом покойного брата. Многие повседневные вещи попросту не получались, что и расстраивало мужчину сильнее обычного. Самым сложным в будничной рутине, в которую Вильвари окунулся с головой, оказалось сладить с непростым характером и поведением своей младшей племянницы. Даже обладая даром дипломатического убеждения, наш герой так и не смог найти общий язык с девочкой, которая категорически отказалась воспринимать его, как часть семьи. Малышка постоянно капризничала, делала все наперекор и слушалась только старшую сестру. Мужчина болезненно воспринял такое отношение к себе, записав все на личный счет. Поэтому Кальтэрису казалось, что его присутствие в доме абсолютно бесполезно, а вместо помощи он еще и добавляет дочери своего покойного брата хлопот. Это очень выматывало морально и физически. В таком состоянии было довольно сложно возвращаться к привычной для дипломата работе. К счастью нашего парламентера, его замечательная племянница Хелен всецело поддерживала своего дядю в эмоциональном плане. Когда пришло известие об очередном задании, Вильвари оказался перед выбором между домом и работой. Юная девушка всячески пыталась убедить его не принимать поспешных и необдуманных решений. Именно Хелен уговорила дипломата вернуться к делам, в которых он знал толк больше остальных. Но даже несколько дней перед миссией, проведенных Кальтэрисом дома в тишине и одиночестве, не смогли полностью успокоить его. Изучая материалы по будущему делу, наш мастер диалога никак не мог справиться с тревожным состоянием. Целая картинка предстоящих переговоров, которая обычно собиралась из разных кусочков информации, до сих пор не возникала в уме мужчины. Дипломат был растерян и напуган. Он не мог предварительно проложить путь, по которому ему еще предстояло вести свою миссию. А ведь без этого чернового наброска Вильвари не был уверен, что вообще способен выполнить доверенную ему работу. Поэтому наш персонаж не находил себе места и очень переживал.
Обычно, дипломатические и миротворческие миссии Риддла проходили под протекторатом союзных и дружественных сообществ иных миров. Все они преследовали одинаковые цели, которые заключались в разрешении имеющихся проблем словами. Именно поэтому большинство сотрудников дипломатических ячеек Ордена и называли мастерами диалога и слова. Но это никак не мешало представителям этого отдела иметь понятие и об искусстве меча. В отличие от своего двоюродного брата Михаэля, который в последние дни жизни интересовался боевыми ремеслами, Кальтэрис забросил подобные увлечения еще в детстве. Невзирая на то, что нашего персонажа, как и многих других на Риддле, окружала магия, еще в юном возрасте Вильвари очень увлекли механизмы. Он даже лично смастерил для себя устройство, которое помогло ему сильнее раскрыть потенциал своих волшебных сил. Случилось это, правда, уже в более зрелом возрасте, когда молодой человек в достаточной мере освоил знания о магии. Беседуя однажды с Михаэлем на тему обучения волшебству, Кальтэрис очень заинтересовался профессиональными преподавательскими наблюдениями своего брата. Проверка опыта на практике подтвердилась, что значительно улучшило навыки нашего чародея. Но все свои имеющиеся волшебные умения дипломат использовал в основном в бытовых целях. Элементарные боевые знания парламентеров очень сильно отличались от той подготовки, которую имели военные, солдаты и агенты Ордена Риддла. Миссия, которая предстояла Вильвари, тревожила его своим местонахождением. Дипломату предстояло отправиться туда, где велись оживленные военные противостояния. Любое миротворческое задание в другом мире потенциально могло представлять опасность для представителей Риддла, ведь они оказывались на его территории, как чужестранцы. Именно поэтому парламентерам Ордена, как особым персонам, по заключенным с союзниками договорам всегда предоставлялась хорошая военная поддержка и охрана. Кальтэрис не единожды оказывался в составе дипломатических миссий, которые включали в себя не менее пяти представителей Ордена. Но в этот раз, в силу непростых обстоятельств, наш герой отправлялся в соседний мир лишь с одним спутником. Хорошо подготовленное в боевом плане сопровождающее лицо должно было обеспечить дипломату личную защиту и охрану. Вся же остальная ответственность по грядущему заданию практически полностью ложилось на плечи нашего героя, что еще больше подливало масла в огонь. Вильвари хорошо понимал, что именно из-за своей сложности эта миссия и была поручена ему, как мастеру. Орден возлагал надежды на решение довольно запутанной задачи на его умения и опыт. Поэтому мужчине нужно было изо всех сил постараться, чтобы совладать со своими переживаниями, внутренним эмоциональным диссонансом, а также тревогой и страхом.
Прибыв в назначенное место, наш персонаж, как по профессиональной привычке, попытался освободить голову от посторонних мыслей и в полной мере погрузиться в решение поставленных перед ним целей. До основной встречи, на которой и должны были пройти дипломатические переговоры, оставалась пара дней, поэтому у Вильвари еще было время для подготовки. Смена обстановки и места действия всегда помогали нашему мастеру слова переключать свое внимание и концентрацию. Мужчина очень надеялся, что любимое ремесло само поможет ему прийти в норму, направляя в нужное русло и отвлекая от личных эмоциональных проблем. К тому же, в этот раз от его работы наверняка зависели чьи-то жизни, что сильнее остального должно было убедить дипломата в необходимости расчетливости и холодности ума.
Как уже известно, мир, в котором Кальтэрис оказался с очередным заданием, относился к проявлению волшебства неоднозначно. По большей мере магия здесь являлась засекреченным явлением. Поэтому все высшее и военное руководство, заинтересованное в разрешении конфликта и обеспечивающее поддержку миссии на своей территории, было в полной мере оповещено об особенностях и секретности прибывших значимых персон. Учитывая все обстоятельства, командованием той территории было принято решение о размещении прибывшей парламентерской делегации на самом безопасном из всех близлежащих к границе неприятеля месте дислоцирования. Им оказался один из местных медицинских госпиталей, частично переоборудованный под военную базу. По прибытии в новый мир, предварительно уладив все организационные и подготовительные дела, Кальтэрис со своим спутником разместился в отдельной комнате, которую предоставило местное руководство. Пока его соратник изучал территорию, дипломат решил не терять времени и продолжить изучение предоставленной ранее информации. Попутно от здешнего военного командования, в чье ведение поступила миссия, Вильвари получал дополнительные интересующие его или недостающие для работы детали. Обычно, отправляясь в тот или иной мир, наш мастер слова во время своих путешествий делал заметки в личном блокноте. В этих записях мужчина оставлял очерки о тех событиях или вещах, которые, так или иначе, изумляли его. Это могло касаться чего угодно – природы, существ, их характера, поведения, традиций и многого другого. Но сейчас у нашего парламентера попросту не было времени. Поэтому Кальтэрис всего лишь интуитивно наблюдал за всеми окружающими, пытаясь адаптироваться в новом для него месте. Так, иногда оказываясь за пределами здания или наоборот, проходя по коридорам госпиталя, наш герой мимолетом несколько раз замечал одну и ту же особу противоположного пола, внешность которой непроизвольно обращала на себя внимание. Это была молодая женщина возрастом не более сорока лет, с очень выразительными глазами и примечательным лицом, львиную долю броскости которого играли скулы. Как сказали бы местные обитатели, было в ее облике что-то злодейское, от ведьмы, особенно взгляд и улыбка. Разговаривала она оживленно, иногда даже артистично. Очень харизматичная, позитивно настроенная женщина, которая могла дать красноречивый ответ одним лишь взглядом или мимикой. Не заметить ее среди общей здешней массы было довольно сложно. По своим беглым наблюдениям Вильвари успел сделать вывод, что женщина явно была родом не из этих мест. Хоть особенность портального перехода между мирами и стирала целиком языковый барьер для путешественников с Риддла, все же где-то в подсознании магия оставляла частичку, которая давала членам Ордена возможность улавливать те или иные языковые отличия. Помимо того, что наш дипломат внешне видел этническую разницу внешности этой женщины, сопоставляя ее с остальными находящимися здесь людьми, он еще и был способен уловить ее легкий речевой акцент. По белому халату, всегда надетому поверх защитного цвета футболки и шорт, можно было догадаться, что дама эта относилась к медицинскому персоналу. Ее манера разговора и свободного обращения к местному военному командованию говорила о том, что женщина, скорее всего, занимала какое-то руководящее место или несла определенную должностную ответственность. При этом вела она себя довольно просто, незаносчиво, на одинаковом уровне общаясь как с высшими чинами, так и со своими подчиненными. Ее запросто можно было застать на улице за развешиванием чистого постиранного белья, или около командной палатки, беседовавшей со здешним начальником. Кстати, имя этого военного особо не отпечаталось тогда в памяти нашего парламентера, поэтому под действием заклинания оно очень быстро исчезло из истории. Но Кальтэрис хорошо запомнил, как многие подчиненные называли того капитана просто «Кэп». Это прозвище и осталось ему на память в качестве имени. Из вышеперечисленного наш мастер слова взял себе на заметку то, что женщина, о которой шла речь, в полной мере считалась здесь своей и была достаточно близка с начальством. При необходимости Вильвари или его спутник спокойно могли обратиться к ней по какому-то интересующему их вопросу. Но все же лицом к лицу в диалоге дипломат пока ни разу не пересекался с этой женщиной и даже не знал ее имени. Хотя их личное знакомство было делом времени.
Стараясь не отвлекаться на посторонние дела, как уже и говорилось, Кальтэрис всецело окунулся в изучение имеющейся у него информации касательно здешнего конфликта и всей миссии в целом. Он разложил в выделенной им комнате множество бумаг и различных носителей информации таким образом, чтобы к каждому листку и устройству у него был мгновенный зрительный доступ. Вооружившись тем самым самодельно собранным инструментом для управления волшебной силой, который больше смахивал на карманный фонарик, мужчина принялся усердно и сосредоточенно думать. Он направлял свой маленький, расписанный завитыми узорами жезл то на портативный планшет, то на другой соседний носитель, то и дело с его помощью переключая в них файлы. Поворачивающееся ближе к верхнему основанию кольцо на этом волшебном устройстве не переставало издавать щелкающий звук. Для Вильвари этот небольшого размера самодельный предмет являлся аналогом волшебной палочки. С его помощью он легко управлялся со своей внутренней магией и творил заклинания. Правда, в то время как создаваемое волшебство у нашего персонажа поддавалось больше просто рукам, этот расписанный жезл сильнее воздействовал именно на механизмы. Усердное поглощение работой действительно позволило нашему мастеру диалога отодвинуть на задний план все личные переживания. Совсем скоро, ход мыслей дипломата наконец-то начал выстраивать необходимые для общей картинки рассуждения и даже решения. Кальтэрис настолько увлекся своим занятием, что позабыл об отдыхе. С разложенными на кроватях и по всему полу бумагами и вещами наш герой и его спутник провели всю ночь. К счастью, отличный от здешнего мира биологический ритм наших путешественников, связанный с иным ходом времени на Риддле, позволил им без труда провести ночное время за работой.
Утром, когда госпиталь потихоньку стал просыпаться, сопровождающий парламентера второй представитель Ордена решил покинуть комнату, на время оставив Вильвари наедине с документами.
Вернуться к началу Перейти вниз
https://vk.com/riddle_2015_book
 
Дипломат. Миссия вне Риддла
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1
 Похожие темы
-
» Дипломат. Миссия вне Риддла (версия 2015 года, нуждается в тотальном изменении)
» World of Riddle (Мир Риддла)

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Путешествие между мирами | MissNorton1990 :: Рассказы и истории Риддла :: Истории-
Перейти:  
Яндекс.МетрикаTop.Mail.Ru
nick MissNorton1990